понедельник, 1 августа 2011 г.

УГМК: цена меди должна быть $8000-$9000 за тонну

Благоприятная ситуация на рынке цветных металлов позволила металлургам с оптимизмом встретить свой профессиональный праздник. Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) уверенно реализует намеченные планы по выпуску продукции и с учетом полной загрузки своих предприятий прогнозирует рост по итогам года. Впрочем, рассматриваемая Евросоюзом возможность увеличения ввозных пошлин на медную катанку в состоянии существенно скорректировать экспортную политику холдинга. О ситуации на рынке, европейском протекционизме и стратегическом значении энергетики в интервью агентству "Интерфакс-Урал" рассказал генеральный директор УГМК Андрей Козицын.

- Андрей Анатольевич, текущий год для металлургов складывается пока весьма неплохо. Как УГМК отработала первое полугодие, каков прогноз по всему 2011 году?

- Все идет по намеченному плану. По физическим показателям этот год даже несколько лучше - цены высокие и наши мощности загружены. За прошедшие полгода мы произвели 190 тыс. тонн катодной меди, владикавказский "Электроцинк", в соответствии с планом, выпустил почти 45 тыс. тонн цинка, по свинцу - сделано 12 тыс. тонн. Аналогичная ситуация по катанке - план 300 тыс. тонн в год, за первое полугодие мы выпустили и продали 150 тыс. тонн.

Что касается года, то в прошлом мы катодной меди сделали 364 тыс. тонн, в этом, если пойдет, как в первом полугодии, а скорее всего так и будет, выпустим 384 тыс. тонн. Это максимум, который мы можем сделать на тех мощностях, которыми располагаем. Объемы производства цинка сохранятся на прежнем уровне - в районе 90 тыс. тонн. По свинцу, как и планировалось, 25 тыс. тонн.



- Насколько достаточна сырьевая база? Рассматривает ли компания возможность покупки месторождений, в том числе зарубежных?

- Приобретение зарубежных месторождений мы не рассматриваем. Мы развиваем имеющуюся сырьевую базу. За прошлый 2010 год мы добыли около 20 млн тонн медно-цинковой руды. Если все пойдет по плану, то к 2015 году мы должны добывать около 30 млн тонн руды с соответствующим количеством меди и цинка в ней. Эти задачи тесно увязаны с намеченным ростом объема производства катодной меди, выпуск которой УГМК к 2016-2017 году должна увеличить до 500 тыс. тонн в год.

- Рост объемов производства катодной меди произойдет после ввода первой очереди нового цеха на АО "Уралэлектромедь". Во сколько сейчас оцениваются инвестиции в этот проект? Какие средства используются?

- Да, вы правы. Как и заявлялось ранее, после ввода первой очереди нового цеха электролиза на 150 тыс. тонн по катодной меди, суммарная мощность "Уралэлектромеди" с учетом старого цеха превысит 500 тыс. тонн в год. На сегодня стоимость первой очереди оценивается в 6 млрд рублей. На эти деньги мы, в том числе, должны решить много инфраструктурных вопросов.

Источников инвестиций два - это прибыль, которую мы зарабатываем, и заемные средства. Мы кредитуемся в банках, на сегодня ставка по России достаточно понятная.

- Размер средней ставки можете назвать? В каких банках кредитуется компания?

- Сегодня ставки в валюте для нас на уровне 4-5,5%, при этом кредиты длинные - есть трехлетние, есть пятилетние, есть семилетние. Основные банки, с которыми мы работаем, это российские Сбербанк, Газпромбанк и Внешторгбанк.

- Средства иностранных банков не привлекаете?

- Мы работаем с Райффайзенбанком, с Сосьете Женераль, но привлекаемые от иностранных банков средства очень небольшие.

В непростое время, я имею в виду 2008 год, первыми, кто отказал нам в финансировании, были иностранные банки. Каждый по-своему живет в этой жизни. Сейчас все пытаются снова начать с нами работать. Но с учетом того, чем мы занимается, ставки, которые дают названные мной российские банки, вполне конкурентные со ставками иностранных банков.

- Андрей Анатольевич, каков общий долг УГМК перед банками?

- Мы недавно получили отчетность за 2010 год по МСФО. В соответствии с ее данными банковская кредиторская задолженность по всему холдингу на уровне $3 млрд.

- Напомните, пожалуйста, объем инвестиционной программы УГМК на текущий год. Какова доля в ней заемных средств?

- В этом году суммарный объем инвестпрограмм УГМК составляет около 40 млрд в рублях или на уровне $1,5 млрд. Может быть, немного больше, так как бюджеты сейчас пересматриваем. По сравнению с прошлым годом, когда инвестиции составили 24-25 млрд рублей, это почти в 2 раза больше.

Доля заемных средств, в том числе банковских ресурсов, составляет около 60%, остальное - собственные средства.

- Учитывая, что текущий год достаточно благоприятен, не планирует ли УГМК увеличить инвестиционную программу?

- Как я уже сказал, мы пересматриваем бюджеты, в том числе в сторону увеличения инвестиционной составляющей. Но существенного роста не будет. Вы же понимаете, что то, чем мы занимаемся - это не простой процесс, как, например, покупка автомобиля. Горное и металлургическое производства требуют существенных капитальных и временных затрат, взвешенного подхода и определенной разумности при проектировании и строительстве. Нельзя одномоментно вложить 10 миллиардов и в понятные сроки получить хороший результат. Все должно быть сбалансировано, и в части вложений, и в части поступательного движения в развитии за счет этих вложений.

- Позвольте вернуться к катодной меди. Сколько компания экспортирует? Кто является основными потребителями меди, производимой УГМК?

- Если говорить о сегодняшней ситуации, то основные потребители - это страны Евросоюза. В этом году, если все пойдет, как запланировано, экспорт медной катанки будет на уровне 140 тыс. тонн.

Что будет дальше - пока непонятно. Дело в том, что до 1 января 2012 года Европа защищена пошлиной на ввоз нашей катанки в размере 1,8%. Сейчас рассматривается вопрос об увеличении этой пошлины, которой они защищают своих производителей меди, до 4,8%.

В Европе сейчас два крупных производителя меди. Наша продукция никоим образом не отличается от той, что они выпускают. Качество наших катодов признано на LME (Лондонская биржа металлов). Поэтому я не понимаю логики ввода и увеличения пошлины. Европа, защищая двух своих производителей, активно лоббирующих эту тему, не думает о конечных потребителях, которые в результате получают дорогой продукт. Ведь 4,8% при сегодняшней цене на медь - это почти 500 долларов США или 400 евро. Именно на эту сумму увеличивается стоимость меди для потребителей внутри Европы. Значит, двух производителей защитили, а все получили материал по увеличенным ценам? В чем логика? Лично я не понимаю.

Поэтому, если будет принято решение о вводе Евросоюзом такой пошлины (4,8% - ИФ), мы подумаем, куда экспортировать нашу продукцию. Есть арабский мир, есть Восточная Азия, на самом деле, есть варианты для экспорта.

В Китае ситуация тоже очень сложная, у них проблемы с НДС. Их потребитель готов покупать наш продукт, но только за минусом процента НДС. Для нас, естественно, это абсолютно неприемлемо, поэтому Китай для этого вида продукции фактически закрыт. Но в настоящее время у них наблюдается большой дефицит по этому виду продукции, может быть, они пересмотрят ситуацию.

- Андрей Анатольевич, по Вашему мнению, цена на медь сейчас справедлива? Если нет, то насколько она завышена или занижена?

- В настоящее время цены на рынке спекулятивные, отражающие чей-то спекулятивный интерес. С учетом изменения структуры затрат себестоимость выросла у всех мировых производителей, но, в моем понимании справедливая цена на медь с учетом того, как развивается рынок, должна быть от 8 тыс. до 9 тыс. долларов США за тонну. Сейчас же $9700-9800.

Объективных причин для повышения цены до сегодняшнего уровня в моем понимании нет, потому что рынок практически стабилизировался. Состояние экономики в Европе и в Китае таково, что есть определенные ограничения, точнее, предпосылки снижения потребления меди. Опасность же ситуации в том, что рынок одномоментно может измениться в сторону падения.

- Планирует ли УГМК увеличивать долю выпускаемой продукции с высокой добавочной стоимостью?

- Во-первых, УГМК активно занимается развитием производства кабеля. Мы создали компанию "Кабельный альянс", которая объединила три предприятия: Сибкабель (Томская область), Уралкабель (Свердловская область) и Кольчугинский кабельный завод (ОАО "Электрокабель" Кольчугинский завод", Владимирская область - ИФ). С 1 июля они работают как единая компания.

Мы попытаемся в этом направлении двигаться и дальше, потому что конечная продукция - это кабель, и нам, кроме добавочной стоимости, которую мы можем получать, важно гарантированное размещение, то есть сбыт, медной катанки, которая является исходным сырьем для кабельной продукции.

Второе направление, которое мы развиваем в рамках развития дальнейшего передела - это заводы по обработке цветных металлов. Продукцию мы представляли на выставке "Иннопром-2011" в Екатеринбурге - это труба, пруток, прокат плоский, круглый и так далее. Все это производят наши предприятия ОЦМ. В 2011 году у нас план по ним 65 тыс. тонн проката. Это серьезный порядок цифр в части гарантированного потребления той продукции, которой мы занимаемся.

Суммарно для наших заводов ОЦМ и кабельного производства в настоящее время мы гарантировано, по рыночным ценам, поставляем больше 100 тыс. тонн в год нашей продукции в виде катодов или катанки.

- На выставке-форуме "Иннопром-2011" УГМК подписала трехстороннее соглашение с Интер РАО и правительством Свердловской области, касающееся строительства Демидовской ТЭС. Каковы интересы компании в этом проекте и как быстро он может быть реализован?

- Проект предполагает создание угольной станции мощностью 1000-1200 МВт. Его реализация обеспечивает нам гарантированный фьючерсный контракт на поставку топлива (энергетического угля "Кузбассразрезугля" - ИФ) на весь срок окупаемости. То есть для нас это гарантированное потребление угля по рыночным ценам. Станция будет потреблять примерно 3,5 млн тонн угля в год. Кроме того, мы будем участниками этого процесса (производства электроэнергии - ИФ) как акционеры генерирующего предприятия. Это самостоятельный бизнес, в котором мы хотим участвовать и зарабатывать на этом.

Что касается срока реализации проекта, то он будет зависеть от решений по договорам на поставку мощности (ДПМ). У "Интер РАО" квота есть, если она в какой-то части будет перераспределена в пользу Демидовской ТЭС, то этот и следующий год у нас уйдет на все согласования и экспертизу проекта. Если все нормально, то строительство может начаться с 2013 года, оно займет 4 года. То есть реализация проекта займет 5-6 лет минимум.

У нас подобный проект двигается в Кемеровской области, но там станция будет или на 500 или на 660 МВт. Пока окончательного решения нет. Но для УГМК это стратегическая тема.

Комментариев нет:

Отправить комментарий