пятница, 16 ноября 2012 г.

Медь в условиях экономического кризиса

Около половины всех расходов в горнодобывающей отрасли отраслях приходится на капитальные вложения, в то время как в среднем по экономике они формируют только 21% общепроизводственных расходов. Очевидно также, что многие расходы, на разных этапах поисковых, геолого-разведывательных и строительно-монтажных работ, не могут быть компенсированы путем продажи или передачи фиксированных активов, например, таких, как основные средства или нематериальные активы.

Горнодобывающая промышленность является чрезвычайно капиталоемким видом бизнеса по двум причинам.

Во-первых, организация процесса добычи полезных ископаемых требует создания большого количества объектов капитального строительства, затраты на которые обычно называются капитальными затратами (Сapital expenditure, или CAPEX). К ним, в первую очередь, относятся затраты, связанные с проектированием, строительством и оснащением открытых карьеров и подземных рудников и обогатительных фабрик.

Но многие горные компании вынуждены для промышленного освоения месторождений приобретать или создавать инфраструктурные активы, такие, как автомобильные и железные дороги, мосты, генерирующие станции, речные и морские порты, подвижной состав и транспортные коммуникации, которые требуюся для организации добычи и транспортировки руды и(или) концентратов.

Во-вторых, всякая добыча требует существенных и постоянно возобновляющихся эксплуатационных, или операционных расходов (operational expenditures – OPEX), связанных с приобретением энергоносителей и топлива для горнодобывающей техники, транспортных услуг, оплатой труда горняков и обслуживающего персонала работникам, содержанием полевой ремонтной и бытовой инфраструктуры и т.п.

За последние 12 лет (2000-2012 гг.), как показано на диаграмме, среднегодовые темпы прироста объемов мировой добычи меди составляли 2,2%, хотя аналогичный показатель прироста цен на медь был существенно выше (13,3%).


Добыча меди относится к категории высоко капиталоемких секторов горной промышленности. Средняя капиталоемкость (капиталовложения/годовая производственная мощность) вновь созданных медных рудников, вводимых в эксплуатацию в 2000 году, составляла от $4000 до $5000 на 1 тонну меди в концентрате. А для рудников, вводимых в эксплуатацию в настоящее время, она превышает $10000/тонну.

Удельные капитальные затраты при добыче меди превосходят аналогичные затраты в других добывающих секторах, прежде всего потому, что содержание полезных компонентов в медной руде, имеющей промышленное значение, гораздо ниже, чем в других видах руд. Например, если в богатых медных рудах содержание меди составляет 3-2,5% Cu, в рядовых – от 2,5% до 1%, а в бедных – от 1% до 0,5%, то в богатых железных рудах содержание железа колеблется от 10% до 72% (10%-46% - бедные руды, 46%-57% - рядовые, 57%-72% - богатые руды). Поэтому при равных условиях и себестоимости добычи 1 тонные руды, затраты на добычу 1 тонны меди (в концентрате) будут в среднем в 15-20 раз больше, чем при добыче 1 тонны железа.

Кроме того, в современных условиях капитальные затраты неуклонно повышаются в силу целого комплекса причин, главными среди которых являются: (а) общая инфляция издержек, (б) снижение качества медных руд на месторождениях, доступных для промышленного освоения и (в) роста количества медедобывающих проектов, осуществляемых в отдаленных районах развивающихся стран, где отсутствует транспортная, промышленная и бытовая инфраструктура.

Например, капитальная стоимость проекта промышленного освоения медно-золотоносного месторождения Esperanza в Чили, принадлежащего компаниям Antofagasta PLC (70%) и Marubeny Corporation (30%), в последние 2 года выросла от $3 млрд. до $3,5 млрд.

Капитальная стоимость аналогичного проекта промышленного освоения месторождения Corba Panama (медь, золото, вольфрам), осуществляемого канадской компанией Intem Mining (с 80% долевым участием) в Панаме, выросла с $4,8 млрд. до $6,18 млрд., а удельная капиталоемкость проекта превзошла $15000/тонну.

Капиталовложения, необходимые для проекта промышленного освоения меднорудного месторождения Quebrada Blanca, располагающегося в Чили на уровне 4400 м над уровнем моря, оцениваются в $5,6 млрд. А его удельная капиталоемкость составит около $28000 на тонну меди (в концентрате). Проект Quebrada Blanca принадлежит канадской Teck Resources Limited (76,5%), а также чилийским Inversiones Mineras SA (13,5%) и Empresa Nacional dе Minera (10%),

Серьезную озабоченность в отношении возможностей и затрат на осуществление проектов глобальной добычи минеральных ресурсов вызывают также: (а) расширение практики «ресурсного национализма» и «государственного эгоизма»; (б) обостряющийся дефицит квалифицированной рабочей силы для осуществления и эксплуатации добычных проектов; (в) сужение территорий, доступных для поисков, исследований и осуществления проектов промышленной эксплуатации месторождений; (г) нарастающая конкуренция китайских инвестиций в горнодобывающие проекты (китайская ресурсная экспансия); (д) истощение глобальной ресурсной базы и снижение ее качества; (е) отставание в развитии материально-технической базы по производству оригинального горно-обогатительного оборудования; (ж) недостаточные возможности для организации финансирования освоения небольших месторождений; (з) дефицит инноваций и высокотехнологичных процессов добычи и обогащения; (и) усложнение и удлинение времени получения необходимых разрешений и согласований; (й) сокращение масштабов открытой добычи полезных ископаемых; (к) усложнение процессов добычи и обогащения качественного рудного сырья; (л) растущие экологические и трудовые риски; (м) климатические изменения и растущие стихийные бедствия; (н) снижение экономической привлекательности новых ресурсных проектов.

Что касается общей инфляции издержек (капитальных и операционных), которая наблюдалась в течение последних 5 лет, по мнению многих экспертов, она была самой интенсивной, по крайней мере, за последнее десятилетие.

Тем не менее, не она была главным фактором того, что,- как показано в статистическом ежегоднике за 2012 год, обнародованном недавно международной исследовательской группой по меди (International Copper Study Group – ICSG),- коэффициент использования мощностей глобальной медедобывающей отрасли за период 2008-2011 годов составлял в среднем 81%, но среднегодовой темп прироста производства за этот период составил всего лишь 0,95%. Столь незначительный рост отрасли при 19% резерве мощностей, кроме вялой конъюнктуры спроса, стал результатом множества факторов, и, прежде всего, снижения качества рудных запасов, забастовочного движения, технических проблем и вызванных ими временных отключений горнодобывающих комплексов от инфраструктурных коммуникаций.

Политика «ресурсного национализма», получившая в последние 5 лет практически массовое распространение на волне всеобщего подъема цен на сырьевые товары в условиях накачки «финансового пузыря» в предшествовавшие ей годы, нанесла едва ли на самый сокрушительный удар по глобальному горному бизнесу, несмотря на то в основе ее «идеологии» лежит стремление ослабить влияние глобального экономического кризиса.

Ее жертвой стало очень много горных проектов по всему миру. В том числе крупнейший в Юго-Восточной Азии проект промышленного освоения меднозолотого месторождения Tampakan на острове Минданао (Филиппины) начальной стоимостью $5,9 млрд., начатый в 2007 году диверсифицированным глобальным сырьевым трейдером Xstrata. В свое время он получил все необходимые разрешения, но в начале 2012 года он был «приостановлен» из-за решения правительства Филиппин изменить действующее в стране законодательство о горной промышленности.

В подобном положении находится проект промышленного освоения крупнейшего в мире золотомедного месторождения Ою-Толгой в Монголии общей стоимостью $10 млрд., 66% которого принадлежит канадской Ivanhoe Mines (новое название - Turquoise Hill Resources Ltd) , а остальные 34% - монгольской государственной компании Erdenes MGL. Запасы месторождения составляют примерно 18,6 млн. тонн меди и 653 тонн золота. После заключения инвестиционного соглашения правительство Монголии периодически пытается изменить его условия и получить 50% долю в проекте вместо предусмотренной 34% доли.

По меньшей мере, 15 горных проектов в Перу, второй в мире по производству меди стране, были задержаны на срок до двух лет из-за социальных волнений, в связи с чем, как ожидается, объем инвестиций в горную промышленность страны сократится в 2013 году на 33%.

Компания Barrick Gold Corp снизила свой прогноз производства меди на 2013 год в связи с задержками в получении необходимых разрешений для осуществляемого ею проекта промышленного освоения меде-золото-серебрянного месторождения Jabal Sayid в Саудовской Аравии с запасами 1,2 млрд. фунтов меди.

Чили является крупнейшим в мире производителем меди. Но страна испытывает острый дефицит электроэнергии.

В настоящее время она располагает мощностями на 17000 мегаватт (МВт). Но к 2020 году они должны быть увеличены до 30000 МВт для того, чтобы сбалансировать с прогнозируемым спросом, главным образом, со стороны развивающейся горной промышленности. Однако правительство предусматривает к этому времени нарастить эти мощности только на 8000 МВт. Кроме того, в стране существует серьезная экологическая оппозиция этим планам развития, усилиями которой на сегодняшний день приостановлены проекты освоения новых месторождений общей стоимостью $22 млрд. А Верховный Суд Чили недавно отменил запланированный проект строительства термальной электростанции Central La Castilla мощностью 2100 МВт стоимостью $5 млрд., ссылаясь на его неблагоприятные экологические последствия. Этот проект предусматривал также строительство морского порта Пуэрто-Кастилья и был ориентирован на развитие богатого медью региона Атакама в Чили. И вообще, его главной целью было обеспечение электроэнергией прогнозируемого в регионе бума добычи полезных ископаемых.

Чилийская государственная медная компания Codelco, крупнейший в мире продуцент меди, владеющий 20% ее мировых запасов, заявила, что в первом полугодии 2012 года ее производство меди сократилось на 6,4% из-за снижения качества добываемых руд. «Данный спад был ожидаем, так как сортность руды на шахтах снижается: с января прошлого года она упала на 10%, - говорится в пресс-релизе Codelco. - Хотя качество руды ухудшается на всех рудниках, оно особенно заметно на Чукикамата: качество исходного сырья здесь снизилось на 25% по сравнению с его уровнем во второй половине 2011 года».

При этом ее прямые денежные расходы возросли на 27% против соответствующего периода прошлого года. Главным образом, из-за повышения цен на электроэнергию, которое обусловлено крупнейшей за последние 56 лет засухой, поразившей национальную энергосеть, состоящую преимущественно из тепловых и гидравлических электростанций.

Ввиду этого, многие медедобывающие компании вынуждены вернуться к чертежным доскам и повторным инженерно-экономическим исследованиям проектных возможностей существенно снизить свои производственные издержки.

Крупнейшим производителем меди в Африке является Замбия, которая также намерена самостоятельно торговать ею. На втором месте находится Демократическая Республика Конго (ДРК). Медный пояс, простирающийся вдоль границы Замбии с ДРК, делает их развитие взаимосвязанным. Поэтому эти две страны пытаются внести в свои горные кодексы изменения, позволяющие правительствам поднимать налоги на добычу полезных ископаемых, а также резервировать минимум 35% доли акционерных капиталов проектных горнодобывающих компаний в государственной собственности.

По данным Всемирного бюро статистики металлов (WBMS), дефицит предложения на мировом рынке меди на конец первого полугодия текущего года составил 129 тыс. тонн (при общем объеме потребления 10,2 млн. тонн) против 433 тыс. тонн избытка на конец 2011 года.

Китай потребляет около 43% мирового производства меди. Китайские цены на медь формируются в соответствии с ценами на Лондонской бирже металлов (London Menal Exchange – LME), а китайский импорт меди растет рекордными темпами. «Общий импорт медной продукции в текущем году вырос по сравнению с предыдущим на 4%, в том числе на 5% с начала года, в соответствии с нашими ожиданиями потребления меди в Китае. Мы связываем этот результат с бурным развитием соответствующих точек потребления и прежде всего в энергетической инфраструктуре и производстве средств автоматизации», заявляет агентство Morgan Stanley.

Что касается цен на медь, они должны будут расти в силу старения производственных мощностей, неуклонного снижения качества рудного сырья (содержания меди в нем) и перемещения ресурсной базы в развивающиеся страны с неустойчивыми геополитическими режимами. И, как показано на приведенной диаграмме, только цены на медь, в отличие от других «базовых» металлов (цинка, никеля и алюминия), смогли полностью восстановиться выше исторических «пиковых» значений 2006-2008 гг.

При этом, в настоящее время около половины меди извлекается с запасов, разрабатываемых долее 50 лет, а четыре из семи крупнейших производителей меди пользуются запасами 70-летнего возраста. Причем темпы истощения нынешней ресурсной базы существенно выше, чем темпы открытия новых запасов и ресурсов. А снижение содержания меди в рудном сырье стало заметным, начиная с 90-х годов прошлого века. И сейчас добывающим компаниям приходится добывать в 1,5 раза больше руды для того, чтобы произвести одно и то же количество меди. Во столько же возрастают объемы горно-подготовительных работ и, соответственно, издержки добычи.

Начиная с 2014 года, практически весь прирост производства меди будет обеспечиваться за счет вновь созданных мощностей и новой ресурсной базы. Причем новые производства в Африке, где инфраструктура развита слабо, будут сталкиваться с дефицитом энергоносителей, а также c рисками политической нестабильности.

А по оценкам Тони Робсона (Tony Robson), горного эксперта BMO Capital Markets, более 75% дополнительных поставок меди в период 2010-2025 годов будет обеспечиваться за счет проектов промышленного освоения новых месторождений. И в то же время главные месторождения, за счет которых будет удовлетворяться долгосрочный спрос, располагаются на территориях нестабильных юрисдикций и, следовательно, сопряжены с большими рисками их неосуществления или длительных задержек».

В любом случае, мы все чаще будем сталкиваться со снижением качества ресурсной базы, вновь создаваемые рудники будут становить глубже и располагаться на территориях политически и социально нестабильных стран. Извлечение металлов из руды будет усложняться и дорожать, особенно учитывая последствия роста цен на энергоносители, а также затраты на технологические инновации и технические добывающие и обогатительные системы.

Иными словами, перспективы развития медедобывающей промышленности тесно связаны с общими тенденциями развития глобальной горной промышленности.

Источник новости:  http://h.ua/

Комментариев нет:

Отправить комментарий